Экспонаты
События
О поморах и Поморье
Само понятие «Поморье» упоминается в документах еще ХVI в. С этих времен собирательное название Поморье, или поморские города, получили области от Карелии до Уральских гор. В них включались бассейны рек Северной Двины, Онеги, Печоры, а также земли Вятки и Перми Великой. В Поморье различались Двинские погосты, Важская, Великоустюжская, Вычегодская земли, Пинежский, Мезенский, Печорский края, Вятская и Пермская земли. Но позднее, к ХIХ в., к Поморью стали относить лишь земли по побережьям Белого и Баренцева морей. 
Поморы остаются до настоящего времени наиболее крупной территориальной группой севернорусского населения. Это потомки древних новгородцев и выходцев из Ростово-Суздальской земли, заселивших Поморье в ХII–ХIII вв. Они составили своеобразную часть русского народа — русских северян.

В этнографическом отношении поморы отличаются от остального севернорусского населения лишь одним признаком, что и закрепило за ними понятие жителей морских побережий (поморы — от «по морю»). В природных условиях северных морей они выработали особый хозяйственно-культурный тип промыслового хозяйства. Источниками доходов было морское, озерное и речное рыболовство, охота на зверя, выварка морской и ключевой соли, торговля, разведение крупного рогатого скота (холмогорская порода коров), коневодство (мезенская порода лошадей) и оленеводство. Также добывалось золото и серебро, выплавлялись мед, олово и свинец.

Поморы были искусными мореходами и судостроителями. На весельных и парусных кораблях — кочах, карбасах, шняках, зырянках — они отправлялись в полярные земли и на острова (Колгуев, Новая Земля). Поморы первыми достигли архипелага Шпицберген (по-поморски Грумант). В XVI–XVII вв. они сыграли значительную роль в освоении Россией Сибири и Дальнего Востока. Самый известный из них Семен Иванович Дежнев — мореход, путешественник, землепроходец, исследователь Сибири — достиг в 1648 г. пролива, разделявшего Чукотку и Аляску.

Отличаясь от северных русских своим хозяйственным типом, поморы едины с ними по народной культуре, имеющей здесь, как и везде на Севере, свои особенности. Основная религия поморов — православие как нового (Русская православная церковь), так и старого (Древлеправославная поморская церковь) обрядов. Подлинный народный костюм (повседневный, праздничный) поморов тот же, что и у всех русских северян. Народный календарь един с традиционным календарем всего православного русского населения и приурочен к датам церковного календаря. Поморы лишь особо отмечали некоторые даты, связанные с их сезонными промысловыми занятиями, в том числе свой поморский Новый год.

Четырнадцатого сентября 2001 г. впервые в новой истории Архангельска отмечался осенний праздник проводов лета — поморский Новый год. Теперь яркое театрализованное действо проходит на набережной Северной Двины и улицах города. Средь бела дня под гармошку десятки людей в старорусских костюмах водят хороводы. С заходом солнца в Архангельске открываются ворота Гостиного двора — главные торговые морские ворота старинного города. Из них в наступающих сумерках выходит факельное шествие поморских «вожей» (вожи — по-поморски лоцманы). Именно поморские вожи с момента возникновения Архангельска встречали и провожали все корабли, приходившие на «ярмонку у корабельной пристани». Вместе с горожанами они поддерживали традицию отмечать День города Архангельска во время проведения Маргаритинской ярмарки 19 сентября (6 сентября по старому стилю) — в день «воспоминания о чуде архистратига Михаила». 

На поморский Новый год зажигают плавучий маяк счастья. Это тоже давняя традиция: с приближением осени, когда в Поморье заканчиваются белые ночи и мореходам, идущим с морских рыбных промыслов в родные села, сложно ориентироваться в темноте без опознавательных знаков, на берегу и на воде зажигают маяки — горящие по ночам большие костры. Маяки устанавливали либо на берегах, либо на небольших плотах в устьях рек. Самый большой и известный в Поморье плавучий маяк находился у отмели при входе в Березовское устье Северной Двины около острова Мудьюг, откуда все суда шли к корабельной пристани в Архангельск. И сегодня символический новогодний поморский маяк, зажигаемый архангельскими лоцманами напротив мыса Пурнаволок у корабельной пристани в Архангельске, означает окончание старого года, удачу и надежду на будущее.

Сентябрь всегда был самым праздничным месяцем для поморов. Для Поморья это было время возвращения с моря рыбаков-промысловиков и начало осенней торговли. Когда царь-реформатор Петр I перенес наступление нового года с 14 сентября (1 сентября по старому стилю) на 1 января, поморы, не признававшие большинства царских реформ, отказались вести летоисчисление по новому календарю. Некоторые поморы придерживаются этой традиции до сих пор и отмечают свой Новый год в сентябре. В России, возможно, только поморы из всех народов сохранили традицию встречать Новолетие праздником и новогодней сентябрьской Маргаритинской ярмаркой — крупнейшей в Архангельске. Кстати сказать, единственной в России морской ярмаркой, даже в Петербурге такой не было.

У поморов существовала примета, которую неукоснительно соблюдали: весь день на Новый год в избах двери держали открытыми, чтобы в них вошло новое счастье, а у входа в дом клали на порог старый веник — «килу», символизировавший старый, уходящий год. Считалось, что все, кто перешагивал через этот веник, очищались от всего плохого, что было в минувшем году.

Александр Буганов, доктор исторических наук
Журнал «Живая история» № 2(9) 2016 г. 
Помор. Архангельская губ., Кемский у., посад Луда. Фотограф Н. Харузин. 1887 г.
Вид посада Луды с реки. Архангельская губ., Кемский у. Фотографы: Л. Костиков и А. Павлович. 1910 г.
Молодые женщины в праздничных костюмах. Архангельская губ., д. Красная горка. 1910 г.
Карбас. Фотографы: Л. Костиков и А. Павлович. 1910 г.